Мастер боевых искусств, как научиться самообороне и выживанию в экстремальных ситуациях

От автора. 

Приключенческое путеводитель по городу Орел и окрестностям, в котором мы снова встретимся с полюбившимися героями из книги «Лекарство от забвения» и в занимательной форме освоим такую профессию, как мастер боевых искусств, как научиться самообороне и выживанию в экстремальных ситуациях.

1 глава.

Наступили первые осенние дни. Солнце уже перестало припекать, и утро было прохладным. Володя шел по узкому тротуару вдоль дороги и подбрасывал ногами первую опавшую листву. Каникулы пролетели быстро, и наступило первое сентября. Многие еще мысленно были на каникулах, но осознавали, что начало учебного года несет не только грусть и уныние, но и много нового и интересного. Мир менялся.

Все лето Володя провел у бабушки, где познакомился с соседом, вернувшимся из Афганистана, где тот проходил службу. Он устроился на молоковозку, а вечером показывал ребятам всевозможные приемы из диковинной борьбы, которую тот изучал в армии. Это были всевозможные стойки и удары. Особенно детей поражало то, как он с легкостью перерубал ребром ладони кирпич или ломал кулаком доску.

Чуть позже Володя узнал, что многие приемы пришли из запрещенного в стране карате и поэтому тщательно скрывал то, чему научился за лето. Ему хотелось продолжить обучение, но каникулы прервали этот процесс до очередного лета. Оставалось оттачивать лишь то, чему он научился, чем он и стал заниматься по утрам. Конечно, дело до рубки кирпичей и досок не доходило, но удары и стойки он повторял ежедневно. Неожиданно в одной из газет он увидел небольшое объявление о наборе группы по изучению карате, которая открылась в Олимпийской деревне.

— Пап, запиши меня в секцию, — как-то вечером подошел к отцу Володя.

— В какую?

— На бокс или карате.

— На бокс ты еще маловат, а вот карате подойдет, — согласился отец, несмотря на то, что сам занимался долго боксом и даже стал чемпионом одного из военных округов. – У нас, правда, в городе таких секций нет.

— Вот… — сын протянул газету.

Отец заинтересованно посмотрел и кивнул.

— Хорошо, завтра поедем.

Путь оказался неблизким. Их городок находился на северо-западе Московской области, а ехать пришлось на юго-запад Москвы. Час электричкой, час на метро и пол часа автобусом. Для подростка путь не казался трудным. Энергия била через край и никакие расстояния не были преградой. Олимпийская деревня оказалась конечной остановкой одного из автобусов следующих от метро Юго–западная и прямо напротив их встретил огромный спортивный комплекс с двумя бассейнами и множеством спортивных залов, где тренировались не только гимнасты и борцы, но и любители других видов спорта. Процесс записи не занял большого количества времени и вскоре их пригласили на первую тренировку, которая должна была состояться на следующий день. Для занятий им предложили приобрести кимоно, и папа отправился на поиски, а Володя отправился в школу. Уроки пролетели незаметно. Вернувшись, он увидел на кровати аккуратно сложенную японскую спортивную одежду. Впрочем для страны Восходящего солнца это была и повседневная одежда, правда в основном ее носили в домашней обстановке и на тренировки. Уроки физкультуры подразумевали занятия единоборствами, поэтому многие умели не только правильно дышать, но и защищаться. Советские уроки кардинально отличались от японской системы, хотя тоже оздоравливали и тренировали подростковый растущий организм. Володе уроки не нравились, и он пропускал их с завидной регулярностью, зато дома налегал на занятия восточными единоборствами и даже пытался качать мышцы с помощью гантелей и металлических приспособлений, одно из которых было куском рельса, принесенного с железной дороги, а вторым кусок металлической оси, найденной во время летней практики.

Первое занятие карате было ознакомительным. Володя еще не знал про стили и на занятии лишь познакомился с тренером, хотя по восточной традиции все звали его «Сенсей» был Василий Крайниковский, как и было заявлено в объявлении. Народу на тренировке было много, но зал вмещал это количество, поскольку это была не маленькая подвальная секция, куда его друзья ходили на занятия по бодибилдингу, в простонародии именуемой «качалкой», а большой зал, где порой тренировались и олимпийские чемпионы. Изначально район Олимпийской деревни был создан в конце семидесятых годов в рамках подготовки к московской олимпиаде 1980 года. Ее строили как жилой комплекс, поэтому там и появились не только спортивные сооружения, но и школы и детские сады. Напротив спорткомплекса был большой концертный зал.

Володя впервые ездил на такое большое расстояние, поэтому старался не отвлекаться от проложенного маршрута. Занятия заканчивались поздно и нужно было попасть домой, что обычно случалось около полуночи. Усталости он не чувствовал вследствие молодого возраста и азарта.

Ночной город был тихим и спокойным. Машин на улицах не было. Лишь желтое мигание светофора, о том, что нужно быть внимательным, нарушало полумрак улиц. Дорога от станции занимала двадцать минут, что при средней скорости в 5 километров час означала, что до дома был всего километр. Столько же он шел до школы. Придя домой он аккуратно сложил на стуле кимоно и пошел в душ. После тренировок многие шли в душ в раздевалке, но у него не было времени, поскольку боялся опоздать на электричку, поэтому душ был дома. Хотя Володя больше предпочитал ванну с хвойным экстрактом и морской солью. Зелено-голубоватая вода и привкус соли чем-то напоминало морское побережье, на котором он бывал летом. Путевки доставала бабушкина сестра, и они отправлялись в один из домов отдыха Геленджика. Из окна четвертого этажа он видел море, золотой пляж и тенистую набережную. Открыв глаза, Володя понял, что находится дома и покачивается не на морской волне, а в своей ванной, находящейся тоже на четвертом этаже. С грустью, вспомнив прошедшее лето он «вынырнул» на просторы квартиры и пошел спать.

После насыщенного дня он проспал без сновидений и проснулся только от слабого писка будильника в настольной лампе. Тихонечко привстав, он пробежал босыми ногами и выключил будильник. За окном было темно. Часы показывали 3 часа 55 минут утра. Солнце еще не взошло, но это его не испугало, даже то, что он задумал пробежаться в такую рань. Улиц он не любил, а выбрал довольно экстремальный маршрут. Для этого он надел папины хромовые сапоги. Поскольку размером они были гораздо больше, то разницу скомпенсировал шерстяной носок. Улице встретила свежестью и запахом прелых листьев, которые уже начали медленно опадать на дорожки. Пройдя вдоль своего дома, Володя свернул направо и двинулся в сторону леса и небольшой речушки, именуемой в простонародии Песчанкой из-за своего одноименного дна. Миновав последнюю пятиэтажку, он пошел по длинному склону вниз. Стало совсем темно, поскольку последний фонарь остался за спиной, и он лишь вслушивался в звуки леса и шум реки. Эти впечатления одновременно пугали, но и давали заряд бодрости. Ночь была лунная, поэтому впереди он различил контуры моста без перил и поблескивание воды под ним. Миновав его он побежал. Побежал от шума воды, в тишину простиравшегося перед ним поля. Дорога была грунтовая, поэтому он и выбрал для бега сапоги. Кое-где попадались лужи, и он бежал прямо по ним. Брызги летели в разные стороны, и только свет луны освещал ему путь.

Грунтовка заканчивалась воротами одного из садовых товариществ. Володя не стал забегать в них, хотя там уже был асфальт. Там могли быть бродячие собаки, с которыми он встречаться не хотел, да и попадаться на глаза дачников тоже не хотелось, поэтому он резко развернулся и побежал обратно в сторону моста.

Домой он вернулся румяный и бодрый, несмотря на небольшую усталость в ногах. Переодевшись в легкую домашнюю одежду, он продолжил тренировку. В комнате стояло большое зеркало, которое было частью комплекта с тумбочками и ящичками. Перед ним было удобно отрабатывать стойки и комплексы именуемые «ката». Это были связки из переходов и ударов, позволяющих сражаться, как с одним, так и несколькими противниками. Движения позволяли выходить на уровень, когда все грани мира стирались и можно было выйти на уровень рефлексов.

Но этого было мало, и Володя решил повесить две груши для отработки ударов. Первая была наполнена чем-то мягким и подходила для отработки ударов, как ногами, так и руками. Это была обычная боксерская груша, которую отец купил в спортивном магазине, а вот вторую Володя наполнил песком. Это был прочный брезентовый рюкзак, который валялся в шкафу. Привернув крючок над дверным косяком, он с трудом повесил ее и попытался ударить ребром ладони. С непривычки было больно, но потом пальцы начали привыкать и даже немного огрубели. Боксерскую грушу он повесил на тонкую цепь, закрепив ее по бокам комнаты. Тренировался он обычно под музыку, но по утрам включал ее редко, но все же помешал соседке живущей на этаж ниже. Как оказалось, удары ногами по груше гулом отдавались на нижних этажах звуком забивающихся строительных свай. Пришлось перенести тренировки на вечернее время, когда еще никто не спал.  Так день за днем Володя оттачивал свое спортивное мастерство. Поездки в столицу он совмещал с домашними. Наступил день аттестации на желтый пояс.

«…Белый — это цвет невинности. Он указывает того ученика, сознание и дух которого «не заполнены», того, кто наивен относительно духовных аспектов каратэ-до. Белый цвет также показывает, что человек мало знаком с техникой каратэ. Белый цвет — это цвет новичка, того, «чья чашка пуста».

Желтый — это цвет солнца, цвет света, цвет богатства. Желтый пояс указывает того, для кого свет нового дня начал сиять. Это цвет того, чей дух, понимание и технические навыки растут…»

Володя подошел к небольшому стенду и прочитал программу аттестации.

Кихон или перечисление базовых техник, которые необходимо было проедемонстрировать:

Дзэнкуцу-дачи. Ой-дзуки-чудан вперёд. Поворот. Санбон-дзуки.

Аге-укэ + гияку-дзуки вперёд; То же самое назад.

Сото-укэ + гияку-дзуки вперёд; То же самое назад.

Учи-укэ +  гияку-дзуки вперёд; То же самое назад.

Шуто-уке в Кокуцу-дачи + нукитэ в Дзэнкуцу-дачи вперёд; То же самое назад назад. Шизэнтай.

Дзэнкуцу-дачи. Маэ-гери-джодан. Поворот. Маэ-гери-чудан.

Киба-дачи. Ёко-гери-кеагэ. Поворот. Ёко-гери-кекоми. Шизэнтай.

Дзэнкуцу-дачи. Блок гедан-барай +  гияку-дзуки: 2 раза, смена стойки, тоже самое, шизэнтай.

Уширо-аши-маэ-гери-джодан: 2 раза правой ногой, смена стойки, 2 раза левой ногой. Шизэнтай.

В заключении списка значилась ката под названием Хэйан шодан.

Оно обозначалось двумя иероглифами. Володя не всегда понимал, что они означают, но учителя обычно расшифровывали смысл.

Иероглиф «хэй» имел несколько значений, таких как спокойствие, простой, плоский, ровный, уровень и умиротворенный.

Иероглиф  «ан» выступал в значении — безопасный, мирный, стабильный, легкий и недорогой.

Чтобы понят смысл, нужно было понять, что их объединяет. Это был мир и покой или умиротворение. Происхождение первых ката уносило к началу двадцатого века. Они были объедены мастером каратэ Итосу Ясуцунэ на Окинаве около 1905 года.

Основная идея в объединение было то, что ученики начинали с простого и переходили к более сложным упражнениям. Идея самих ката была в изучении защиты и последующей контратаке в бою с несколькими противниками. На выступлениях это смотрелось красиво и многие приходили заниматься после показа ката. Володя тоже любил смотреть выступления, но заниматься ходил ради практического применения. Ведь изначально карате создавалось крестьянами для борьбы с вооруженными самураями. Помимо этого у крестьян были посохи, грабли, дробилки зерна, все это стало прообразом оружия. Ведь только в киношных боевиках мастер мог остановить меч кулаком или схватить руками и вырвать у противника. Но в реальной ситуации острый нож может не только порезать руку до кости, но и убить, не говоря уж о мече.

— Против лома нет приема, если нет другого лома, — вспомнил он народную мудрость. Именно поэтому крестьяне боролись с самураями не только голыми руками, но и подручными средствами, одним из которых являлись палки или нунчаки, все те же палки, но соединенные между собой короткой веревкой или цепочкой. Именно ими можно было выбить меч или нож самурая, а потом использовать против тех же самих. Поэтому он решил изучать не только бой без оружия, но и применять в бою палку, бутылку или даже камень. Ведь, если кто-то нападет с ножом, то лучше убежать или брать подручные средства в руки, дабы защититься, поскольку из опыта многих людей он знал, что приемов после ножа не существует, а если и существует, то в реальной жизни их применить сложно, особенно если нож заточен, как лезвие бритвы.

После окончания школы у него пропала возможность поездок на занятия, поскольку совмещать учебу в железнодорожном училище, а потом поездную практику было невозможно. Потом была армия и учеба в педагогическом институте и лишь спустя много лет он вновь столкнулся с тем, чем он занимался в далекие 80-е.

 2 глава.

Наступили летние каникулы. Владимир Петрович сидел на пороге своего дома и увидел, что к нему идут ученики.

— С добрым утром, ребята, — помахал им от калитки и отодвинул задвижку.

Первым пришел «Геша» и поставил у ворот большой мешок.

— Что у нас там, — улыбнувшись, спросил преподаватель.

— Песок…

— Что-то будем строить?

— Нет, просто хотел бы сделать макивару для отработки ударов в виде мешка с песком.

— Похвально, я тебе помогу!

— Помните, Вы рассказывали про свои занятия единоборствами, не могли бы и нас научить?

— Могу и научу, но чтобы не останавливаться и мне на достигнутом, мы с вами поедем в небольшое путешествие. К одному из мастеров, который будет рад ученикам для занятий боевыми искусствами и выживанию. Живет он в городе Орел, но объездил пол мира и обучался не только традиционным единоборствам, но и служил в спецподразделении, где учат закрытым системам.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *